Портал для гитаристов
gtars.ru

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса. Часть 3, заключительная

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса. Часть 3, заключительная

Уотерс, не считает, что поедет в новый тур Стены единственным из Пинк Флойда. «Если вы посмотрите на программу тура начиная с 1980 года, то увидите на первой странице: «Стена: написано и срежиссировано Роджером Уотерсом, представлено Pink Floyd»»,-говорит он. «Действительно, мой взгляд и под моим патронажем может быть представлен кем угодно, обладающими соответствующими талантами и возможностями. Я всего лишь автор и режиссер-постановщик и могу работать с разными людьми. Безусловно конечный результат зависит от всех участников проекта и он может существенно различаться в зависимости от состава труппы».

В новом шоу Уотерс заменяет Гилмора двумя участниками: вокалистом из Лос Анджелеса Робби Вискофом (Robbie Wyckoff), обладающим уникальным, непередаваемым голосом, и виртуозным гитаристом Дэйвом Килминстерром (Dave Kilminster), которого Уотерс в шутку прозвал «Убийцей»( «the Killer»). Остальные участники группы набраны так же с широтой и размахом от бывшего руководителя СНЛ (SNL-субботнего юмористического шоу) Смита (G.E. Smith), играющего на гитаре и басе, до 33-летнего сына Уотреса – Гарри, известного джазового музыканта, который играет у отца на клавишах с 2002 года (его первым вкладом в музыку Уотерса был детский голос в начале песни из Стены «Goodbye Blue Sky», который до сих пор звучит на сцене во время каждого шоу).

Тур «Стена», билеты на большинство шоу которого были проданы в течении нескольких часов, это заключительный вклад Уотерса в богатое наследие Пинк Флойда. Начало было положено первым сольным турне в 1999 году и успешно продолжалось вплоть до тура «Темная сторона луны» в 2006. За время своей сольной карьеры он установил прекрасный контакт со своими поклонниками. «Я был убежден, что все будет О Кей. И это помогало мне в установлении исключительного контакта со зрителями, который иначе как взаимной любовью не назовешь. Вполне вероятно, что если бы я не создавал свои шоу, я бы до сих пор горевал по поводу распада Пинк Флойд, до сих пор бы делил название группы. Но люди приходящие на мои шоу, видят какой истинный вклад я внес в творчество Пинк Флойд и поддерживают меня своей любовью и пониманием»,- говорит Уотерс.

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса. Часть 3, заключительная

Уотерс настолько комфортно чувствует себя в роли обиженного, что сложно представить его вне его сольной карьеры. «Что бы создать такие шоу не возможно быть демократичным»,- говорит он, — «Именно поэтому мне пришлось расстаться с Дэвидом, Ником и Риком. Мы все были очень сильными, талантливыми и целостными натурами, что бы вытерпеть «деспотичное руководство» кого-то одного. Реально, быть режиссером и руководителем – это мое истинное призвание. Я люблю работать с другими людьми, и у меня огромное уважение и любовь к музыкантам, с которыми я работаю. Я хочу услышать все идеи, которые возникают в их головах, но прерогатива решать, что и как войдет в шоу исключительно за мной. Тут не может быть никакой демократии никакого голосования. Я сочувствую сценаристам и режиссерам в киноиндустрии. Всю их деятельность контролируют продюсеры и они обязаны подчиняться им беспрекословно. Но я хочу жить только по своим собственным правилам и сценариям».

За всю свою жизнь Уотерс трижды серьезно менялся. Сначала в 1946 году, когда он видел как отцы других детей возвращаются домой с войны, неся своим семьям счастье и покой, в то время как его собственный отец (Эрик Флетчер Уотерс) погиб два года назад в Италии в битве под Анцио, и Уотерс так и не смог принять этот факт. Уотерс вспоминает: «Моя мать рассказывала, что когда мне было три года, я на полном серьезе собирался поехать в Италию на тракторе, чтобы привезти домой своего отца. А когда она сказала, что не разрешит мне поехать на тракторе, я сказал, что в таком случае я поеду на двухэтажном автобусе,- и потопал. Это могло бы быть смешно, если бы не было так грустно».

Эта потеря определила жизнь Уотерса во многих отношениях. «Я использую его героизм ежедневно»,- говорит он. «Конечно, моя жизнь не безупречна, никто не назовет меня святым, но фундаментом для моих творений и поступков служит героизм моего отца». Как он объясняет в стихотворении, включенном в программу тура, эта потеря объединяет его со всеми пострадавшими от Второй мировой войны и помогает зрителям глубже понять всю концепцию «Стены». Уотерс выступил на Facebook с предложением к родственникам жертв Второй мировой прислать ему фотографии павших героев, которые он в дальнейшем разместит на Стене во время тура. Идея получила широкую поддержку среди поклонников и в настоящий момент Стена уже украшена множеством фотографий героев.

В то же время Уотерс понимает, что слишком перегружая шоу политическими посланиями он может разочаровать фанатов. Поэтому сначала он подготовил эссе, в котором хотел предложить на время шоу отбросить в сторону все религии будь то Христианство, Иудаизм, Ислам или что-либо другое: «Давайте я Вас просто погружу в рок н ролл, пришло время отбросить все сверхъестественное и всемогущее. Вы, я и музыка». Но подумав, он решил, что это – не реально, и вычеркнул данное эссе из репризы.

В шоу есть несколько ссылок на стену на Западном побережье Израиля, включаю вспышку звезды Давида на Стене, в тот момент, когда голоса скандируют «разрушьте Стену». В анимации, которая составляет визуальный ряд композиции «Goodbye Blue Sky», пролетающие бомбардировщики сбрасывают на землю бомбы в виде различных символов: от мусульманских полумесяцев до логотипов «Shell», американских долларов и еврейских звезд. Когда я предполагаю, что в данных символах можно усмотреть антисемитские настроения, Уотерс отмахивается и говорит, что все это не преднамеренно.

«Войны приносят очень, очень большие доходы. И именно поэтому они случаются так часто», — говорит Уотерс. Он может говорить на эту тему бесконечно долго и стоит больших усилий успокоить его. «Это шоу очень прямолинейно затрагивает множество больших вопросов, а успех первоначального проекта, который я воплотил в жизнь вместе с Риком, Дэйвом и Ником, дает мне отличный фундамент и уверенность в собственных силах. Некоторые люди считают, что нельзя использовать фундамент дважды, потому что он уже принес свои плоды, успех и признание. Я придерживаюсь противоположных взглядов. На хорошем, пусть и старом фундаменте можно построить самое современное здание. И от этого оно хуже не будет».

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса. Часть 3, заключительная

За девять дней до начала тура (15 сентября дебют), Уотерс стоит в центре пустой арены в Нью Джерси пристально осматривая частично возведенную стену, которая простирается на 240 футов (около 80 метров). Внезапно все погружается в темноту и агрессивный красный свет заливает пространство сцены, раздаются мощные звуки одного из основных трэков Пинк Флойдовской Стены «In the Flesh?». Никого нет на сцене, но шоу уже началось. Еще много необходимо сделать, но уже сейчас, стоящий в красноватом полумраке Уотерс выглядит довольным.

Репетиции проходят хорошо. Неделей ранее, в студии около особняка Уотерса в Хэмптоне, группа сыграла почти всю вторую половину альбома без замечаний со стороны Уотерса. Львиная доля работы выполнена и сейчас идет шлифовка и аранжировка в глубоких мелочах и нюансах.

Расположившись на стульях, вся группа смотрит, как разворачивается на сцене первый акт: надутые куклы – злого учителя и монстроподобной матери мечутся по сцене, яркие и живые видеопроекции превратили Стену в один из крупнейших в мире киноэкранов. Еще не установлена пиротехника и самолет лежит в задних рядах, но шоу уже живет и неуклонно приближается премьера.

Видео, которое сочетает в себе первоначальную анимацию от Скарфа и новые образы, созданные Шон Эвансом (новым анимационным режиссером), имеет лучшее разрешение, чем на супер экранах ИМАКС(Imax). Серверы на производственных студиях обрабатывают каждый кадр анимации в течении получаса. Видеопроекция настолько точная и выверенная, что кирпич не загорается, пока точно не будет установлен на место.

Каждый кирпич представляет собой полую картонную коробку, прикрепленную к телескопической колонне, которые могут приводится в движение простым нажатием кнопки на компьютерном блоке управления, что очень сильно упрощает разрушение Стены в финале шоу. «Я бегал как сумасшедший позади Стены, лихорадочно включая переключатели, запускающие разрушение, в то время как остальная труппа хихикала надо мной»,- вспоминает Марк Фишер.

В реальной жизни, говорит Уотерс, крах его Стены не был столь драматичным. «Она становилась ниже кирпич за кирпичом. Так же, как она росла когда-то. Я бы хотел всем предложить разрушить постепенно Стены, которые мы возвели вокруг себя. Стереть их в порошок и открыть себя для любви и созидания». Уотерс планирует сейчас свою четвертую свадьбу с подругой, с которой он последние 10 лет – Лори Дернинг(Laurie Durning). «Я не говорю, что полностью избавился от своей Стены, но с годами я очень сильно уменьшил ее, и для меня открылась возможность любви».

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса. Часть 3, заключительная

А шоу продолжается. Уотерс бродит по арене в слегка изогнутой позе, похожий на одну из своих гротескных фигур, пристально всматриваясь и оценивая происходящее. Изредка он отдает в микрофон окончательные режиссерские указания.

Последний кирпич уложен в финале первого акта. Музыканты разражаются аплодисментами вместе с Уотерсом. «Хорошо сделано, плотники», — говорит он. Спустя несколько минут экипаж собирается на полу арены, Килминстер (Kilminster – гитарист) приносит акустическую гитару. Сегодня Уотерсу исполнилось 67 лет и певцы шоу приготовили для него сюрприз: роскошно аранжированную версию старого хита Фила Спектора(Phil Spector) «Чтобы познать его, нужно полюбить его»(«To Know Him, Is to Love Him»). Композицию, которую Уотерс выпустили вместе с Гилмором в знак своего воссоединения. Текст слегка переделали и наполнили шутками: «Для него мы любим петь/Пока он все меняет …Лишь бы увидеть его улыбку/Создавая этот бесценный тур…».

Уотерс принимает в подарок футболку с логотипом соуса Тобаско.

(Tabasco T-shirt) – он добавляет этот соус во все. «Спасибо всем», — говорит он слегка дрогнувшим голосом, обнаруживая простую человеческую сентиментальность, — «Я не знаю, как, но мы это сделаем легко, весь мир будет наш. Спасибо всем за ударный труд», — он делает паузу и продолжает с улыбкой, — «Ну а теперь, за работу, продолжим!».