Портал для гитаристов
gtars.ru

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса

Роджер Уотерс (Roger Waters) готовится начать тур, в котором каждый вечер между ним и его поклонниками будет воздвигаться 12 метровая стена, но прямо сейчас он будет для нас более доступным. Бывший формальный лидер Pink Floyd, с трудом умещает свое почти 2-х метровое тело в такси, которое везет его в один из ресторанов Манхеттена. Водитель оказывается его давним поклонником и с нескрываемым восторгом восклицает «Я Ваш фанат все свою жизнь, Вы не представляете, какое влияние оказало Ваше творчество на мое поколение». «Да, я действительно не подозревал об этом, пока не сел в Вашу машину» — с неуловимым английским юмором отвечает ему Уотрес, пристегивая ремень безопасности.

Как всегда ничего не возможно прочитать в холодном взгляде его серо-голубых глаз, которые внимательно смотрят на Вас из под роскошной седой шевелюры, дополненной профессорской бородкой. Но похоже он сегодня благодушен и шутлив. Должно быть помогает, что Уотерс только что расправился с бутылкой исключительного Montrachet, в ознаменовании окончания длинного трудового дня: после приезда в Манхеттен из своего дома в Хэмптоне он отлично нагрузил свои бицепсы, трицепсы, пресс и другие мышцы на фитнессе («Это почти убивает меня, но я должен стать более сильным»), напевает он в паре со своим тренером, который возвращает ему молодость. Далее была встреча со стилистом для подбора сценической одежды (различные оттенки черного). Несколько часов он провел в продюсерской студии в Даун Тауне, работая со светом и цифровой анимацией.

Он работает в таком темпе с января, возрождая заново, то первое, оригинальное шоу Pink Floyd, ту «Стену», которой продано более 30 миллионов копий с 1979 года и которая стала наивысшим достижением группы и его, которые, конечно же, неразрывно связаны. Оригинальная концертная версия Pink Floyd – с ее громадными куклами, синхронизированной графикой, лазерами и стеной, сначала построенной по кирпичику, а потом разрушенной – установили новый стандарты для рок-спектаклей, которые последовали за ней от Стальных колес (Steel Wheels) до Zoo TV. Но эта версия попала всего лишь в 4 города по всему миру, став легендой рок-сцены. Подготовка к каждому выступлению длилась не менее месяца.

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса

Нет никаких официальных видео и фильмов с этого грандиозного шоу, за исключением сюрреалистические анимации Джеральда Скарфа, которая появилась в фильм версии в 1982 году. Не было и никаких трансляций. Подготовка к каждому выступлению длилась не менее месяца. И получалось, что чем дольше приготовления, тем больше денег теряет группа. Музыканты устали друг от друга: «Они дошли до той точки, что уже просто не могли видеть друг друга», -говорит арт директор Марк Фишер, который создавал версию 1980 года, работает над версией 2010, а так же работал в команде «U 2», во время их знаменитого тура «360 градусов».

«Все было слишком грандиозно и амбициозно, что бы заявить, что шоу находиться в убытке из-за непомерных расходов на содержание и транспортировку и подготовку (билеты в те времена стоили всего 12 долларов). Ни у кого не хватало мужества остановиться, оглянуться, посмотреть на все мероприятие заемным взглядом».

«Затраты были просто сумасшедшие, это было невозможно для рок шоу в 1980», — говорит осветительный директор Марк Брикман, который начинал работать над шоу в 1980 и сейчас учувствует в новой версии. Но для Уотерса не было никаких сомнений: «Вы не можете пригласить людей в цирк и показывать им блох, вместо слонов и тигров».

С ее нескрываемым масштабом и амбициями «Стена» была именно тем, что называли — рок-динозавры 70-х, но грядущее шоу неизмеримо превзойдет тот Юрский парк. Уотерс ремастировал шоу не только технически, но и политически: оно еще больше восстает против войны и угнетения. Текст песни «Мама», например, остался без изменений, но сопутствующий видеоряд показывает нам деспотичных правителей, вместо властного родителя.

«Фактически, это то же шоу, но с более широким смыслом», — говорит Фишер. «Мы имеем дело с тем, что одна и та же вещь для человека в его 30 и в его 60 воспринимается совершенно различно. Одно дело, когда молодой поет о своей молодости, и совсем другое, когда 60-летний переосмысливает свою юность».

В новом шоу во все мощь используются самые современные технические достижения, примечателен тот факт, что все видео будет демонстрироваться в формате ультра высокого разрешения (ultra-high-def video). Через пару недель Уотресу исполняется 67, и он уверен, что это его последний большой тур. «Это огромная задача, и я не уверен, что смогу воплотить все, что наметил» — говорит он, немного кривя душой. Глядя на него понимаешь, что все будет так, как он задумал.

Пока машина ехала по верхнему городу, Фред (водитель такси) выключил рацию и начал читать нам стихи своей младшей дочери, все громче и громче, пока на светофоре мы не остановили его. «Обычно я сразу пресекаю это», — мягко улыбнулся Уотерс. Оказывается девочка слушала сегодня с утра «Стенку», о чем нам сообщает Фред. «Спасибо, что просвещаешь, своих детей», — говорит Уотерс, похоже он получает наслаждение от нашей несколько необычной поездки, — «Видишь, образование идет им на пользу! Похоже я ошибался».

«Да, их разум не надо контролировать», — улыбается в ответ Фред. (Водитель и Уотерс обмениваются популярными фразами из «Стенки»).

«Люди всегда неправильно перепевают наши песни, но здесь и сейчас, все под полным контролем», — благодушно ухмыляется Уотерс. Затем он берет визитку Фреда и обещает прислать ему пригласительные на шоу.

Тридцать три года назад, во время хаоса на шоу Pink Floyd на стадионе в Монреале у молодого и еще далеко не мудрого Уотерса был другой, нелицеприятный конфликт со своим поклонником. Он закончился далеко не так радужно, как сегодня. Дело было на финальном шоу 1977 года «Animals»: все шло наперекосяк с самого начала, звук не был выставлен, толпа неиствовала, и на бутлеговской записи мы можем слышать нецензурную ругань Уотерса прямо в микрофон: «…f… you, заткнитесь, прекратите орать и запускать фейерверки, я пытаюсь петь». В конце концов один из фанатов забрался на сцену прорвав оцепление охраны и Уотерс плюнул ему в лицо.

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса

Позже Уотрес был потрясен. Он не знал как так вышло? Что заставило его сделать это? Какие демоны? Ему было 33 года, он был одним из лидеров самой крутой психоделической группы… Его первый брак уже распался, группа тоже дала трещину. Он и Дэвид Гилмор (David Gilmour) вокалист и гатрист группы все чаще работали порознь. Уотерс был богат и знаменит, но в то же время зол и несчастен, не в силах справиться со своими детскими комплексами, которые начались после смерти его отца во Второй мировой войне. Всего через 5 месяцев после рождения Уотерса.

«Я был страшен в то время, я бросался на всех», — вспоминает Уотерс конец 80-х. С тех пор он действительно сильно изменился. С английской невозмутимостью и юмором он рассказывает мне, что недавно обнаружил гайку в лазанье в ресторане, и после этого никто не пострадал. Два десятилетия терапии позволили ему примериться со своим прошлым. Но, главное что его вылечило — это музыка. Как истинный рок-музыкант, он уединился в английском поместье, где сел за клавишные и написал рок-оперу «Стена». Дэвид Гилмор помогал ему в этом и у них получился великолепный концептуальный альбом. «Я попытался передать смысл моей жизни, и в какой-то степени сделал это», — говорит Уотерс.

Будучи мечтателем и визуалистом всю свою жизнь, как это и положено настоящему музыканту (в отрочестве профессиональное тестирование подтолкнуло его в архитектурную школу, где он и познакомился с будущими членами Pink Floyd Риком Райтом (Rick Wright) и Ником Мэсоном (Nick Mason)) Уотерс базировал свою идею «Стены» на эскизе, который он и нарисовал: гигантская стена, построенная на сцене, разделяет группу и зрителей. И хотя изначально предполагалось, что с установкой последнего кирпича в стене шоу закончиться, в конечном варианте Стена все-таки разрушалась. «Действительно, была причина по которой я воздвигал стену между мной и публикой, я осознал это позже, когда понял, как я боялся окружающего мира», — говорит Уотерс. Уотерс сидит за большим стеклянным рабочим столом в студии Манхеттена, где он готовит и творит будущий тур. Перед тем, как он сел за стол, ассистент тщательно протер стекло. В этой студии он проводит большинство своего времени, начиная с января — несколько окон офиса выходят на кирпичную стену и постоянно открыты — так любит Уотерс.

Он ходит босиком, страсти часто кипят в офисе и требуют выхода. Он всегда одинаково одет: тонкая черная футболка, джинсы и неизменный платиновый «Ролекс». Он кажется немного туговат на ухо и использует это в своих целях: слышит только то, что хочет, а остальное ему надо повторять по нескольку раз, при этом чувствуешь себя немного виноватым, толи за свою плохую дикцию, толи за корявое произношение.

«Все гонения от людей, которые я испытывал в своей молодости, вся агрессивность, зажатость и косноязычность возникли из того, что я ненавидел себя и ужасался каждому мгновению своего существования, осознавая, что я живу неправильной жизнью и никак не могу найти себя. Это и привело к тому, что я построил вокруг себя Стену, которую впоследствии театрализовал, спрятав за ней свою сексуальную неуверенность и огромное чувство стыда».

Назад к стене: свежий взгляд Роллинг Стоун на Роджера Уотерса

Все свои переживания он перенес в песни: тут и горе от безвременной утраты отца, и ненависть к английским пуританским школам, и переживания по поводу измены жены, и разочарования от его собственных измен с бесчисленными поклонницами. Искренность и откровенность текстов его песен, их темы перекликаются со многими любимыми Уотерсом песнями Джона Леннона и Йоко Оно (John Lennon/Plastic Ono Band). Для большей достоверности и жизненности Уотерс добавил в рок-оперу фрагменты из реальной жизни Сида Баррета (первого фронтмена Pink Floyd), когда его эксперименты с наркотиками и психоделическими веществами вынудили его товарищей выгнать его из группы в 1968. После этого Уотерс консолидировал группу вокруг себя и в едином порыве они выпустили культовый альбом «The Dark Side of the Moon», один из самых продаваемых альбомов всех времен.

При всей неподражаемой космической элегантности музыки Пинк Флойд, Уотерс инстинктивно создавал свои песни, считая себя примитивным музыкантом — его музыкальными богами были Леонард Коэен (Leonard Cohen), Боб Дилан(Bob Dylan), Нил Янг (Neil Young) и Леннон (Lennon). «Роджер простой парень из народа», — говорит Бобо Эзрин (Bob Ezrin), сопродюсер Стенки, — «его музыка следует за его лирикой».

Изначально Уотерс написал к Стенке тревожно-зловещую мелодию известную как, «Еще один кирпич в стене. Часть 2» («another Brick in the Wall (Part II)»). Она повторяется в нескольких контекстах на протяжении всего альбома. Не так давно он сознался, что эта тема — переделка песни написанной им десять лет назад, в 1968 году «Установите контроль за пульсом Солнца» («Set the Controls for the Heart of the Sun»). Эта песня звучит так же немного зловеще и даже содержит строку «Свидетель, который бредит Стеной».

Еще до того, как Pink Floyd записали Стенку, Уотерс пригласил известного мультипликатора Джеральда Скарфа для создания гротескных надувных кукол и мультипликации, которые в весьма значительной степени определяют вид и настроение всей работы. Однажды он принес к Скарфу домой демо версию. «Когда мы закончили просмотр и выключили пленку, в воздухе повисло неловкое молчание. Было просто невозможно выразить наши чувства словами, и я сказал: это классно!», — вспоминает Джеральд, — «мы неловко помолчали еще несколько минут и тут Уотерс говорит: Я как-будто снял штаны и посрал перед Вами».…