Портал для гитаристов
gtars.ru

Непрактичная практика: развенчиваем мифы о занятиях музыкой

Непрактичная практика: развенчиваем мифы о занятиях музыкой

Возможно, вы уже видели один из наших постов, открывающий серию полезных, практических советов для музыкантов, которые хотят заниматься лучше. Это пост будет посвящен совершенно обратным вещам: мы собрали несколько примеров из жизни великих музыкантов, чтобы показать, как НЕ надо делать. Шарлатан (или гений) из мира поп-психологии Малкольм Гладуэлл (Malcolm Gladwell) утверждал, что чтобы стать профессионалом в чем-то, надо потратить 10000 часов. Его утверждение вызвало много споров. Особенно усердствовали музыканты с багажом еле-еле в 5000 часов. Ну что ж, хватай секундомер и читай о музыкантах, которые восприняли совет чересчур буквально.

Время само по себе приведет к совершенству?

Мы все знаем кучу историй о долговременных упорных занятиях известных музыкантов. Эти истории вгоняют в депрессию людей, которые из-за них смотрят на часы, а не на свои пальцы. Говорят, Чарли Паркер занимался по 11-15 часов в день на протяжении 3-4 лет. Том Морелло вроде как находил 8 часов свободного времени во время учебы в Гарварде. Стив Вай написал для Guitar World руководство по занятиям на три дня с названием «План занятий на 30 часов» (30 Hour Regime). Сам автор назвал его «Разрыв мозга для сумасшедших» (Freak Show Excess). Очень уместно.

Непрактичная практика: развенчиваем мифы о занятиях музыкой

Реальны ли эти истории, или же это просто похвальба, решать вам, но те уроки, которые можно оттуда извлечь, чтобы стать великим, говорят о действительно тяжелой работе. Чарли Паркер всегда подчеркивал, что его навыки игры – ни в коем случае не результат только лишь одного природного таланта. Он говорил: «Учеба необходима в любой форме… похоже на пару обуви, которую ты начищаешь до блеска, понимаете?». Понимаем.

Важная вещь, о которой обычно забывают, что важно не только, СКОЛЬКО ты занимаешься, но и то, КАК ты занимаешься. Конечно, очень неплохо 10 часов подряд играть одну и ту же песню, но если все-таки ты потратишь всего один час на что-то более полезное, то конечный результат будет лучше.

Насилие приведет к совершенству?

Отец одного из величайших композиторов, Иоганн ван Бетховен, который был музыкантом, певцом, педагогом и алкоголиком, приходил в ярость, если юный Людвиг играл не до изнеможения.

Когда Иоганн Штраус (отец) обнаружил, что его сын втихаря играет на скрипке, вместо того, чтобы постигать банковское дело, он устроил дикий скандал.

Современный пианист Лан Лан рассказывает, как его отец придумал для пятилетнего ребенка программу шестичасовых занятий и как он злился, если его учитель не хотел заниматься больше. Маленький Густав Малер, когда ему было 8 лет, клал руку на плечо своего ученика (ага, у него уже был ученик) чтобы она отдохнула. За каждую неправильную ноту они получали по лицу, чтобы никогда впредь не ошибались.

Непрактичная практика: развенчиваем мифы о занятиях музыкой

Насилие, которое исходило от родителей и учителей, говорит больше о них самих, а не о способностях ученика. Способности, взращенные на тупом животном страхе, никогда не будут настолько же продуктивны, как те, которые растут на простой любви к музыке. Единственным толчком хорошей игры можешь быть только ты сам, и только осознание этого будет подталкивать тебя к занятиям. Тебе не придется ничем жертвовать, потому что именно музыки ты и хотел.

Эксцентричность приведет к совершенству?

Знаменитый пианист прошлого столетия Гленн Гульд (известный своей посадкой за инструментом, при виде которой преподаватели начинали рыдать) придумал огромное число нестандартных упражнений, утверждая, что он выучил всего Шёнберга, слушая его по радио. Он также напевал во время игры, приводя в отчаяние звукорежиссеров, сидел на высоте ровно 14 дюйсов от пола. Композитор-авангардист Эрик Сати ел пищу только белого цвета и имел прозвище самого ленивого студента в консерватории. Композитор эпохи романтизма Антон Брукнер был одержим подсчетами, и в в тактах его симфоний было больше статистики, а не эстетике. Черты характера его были настолько необычны, что жесткий, конфликтный, властный Густав Малер называл его «полудураком, полубогом».

И все же все вышеперечисленные музыканты были или являются гениями. Виртуозы высочайшего класса. И кто же знает, что их таковыми сделало? Нужно ли скрипачам бить морды ученикам? Нужно родителям контролировать юных пианистов? Нужно ли замусолить часы, вымеряя заветные 10000 часов? Ответа нет. Попробуй найти, что лучше всего подходит именно для тебя, и поглядывай за нашей серией советов Best Practice, которые по-настоящему помогут тебе в занятиях музыкой.